Толанд Джон

Английский философ

Толанд Джон

Родился: 30.11.1670 г. Умер: 11.03.1722 г.

ДОМИНАНТА ОРИГИНАЛЬНОСТИ:

  • Открывание истины грозит ей презрением.
  • Поскольку вероятность не является знанием, я изгоняю все гипотезы из своей философии.

Мысли

Я скромный истолкователь бога и природы.

    Суеверие и атеизм — это Сцилла и Харибда. И если отдавать чему предпочтение, то, наверное, все же истинной религии, которая находится посередине между этими двумя крайностями.

      Религия и разум — ненавистные помехи для суеверия и заблуждения.
      Безопасность народа должна заключаться в стоящем над любой госу­дарственной должностью высшем законе.
      Я не могу не признать верности того наблюдения, что к каждому из доступных людям наслаждений подмешана доза горечи, которую мы ощу­щаем, либо ожидая, либо испытывая их, либо переживая их последствия.
          Человеческая жизнь не что иное, как бесконечная борьба страстей с совестью, борьба, в которой последняя всегда оказывается побежденной.
            Философия Декарта лишь остроумный философский роман.
              Все мудрецы, изложив нечто достойное внимания и похвалы, более изумляются тому, что их никто не порицает (что, впрочем, случается ред­ко), нежели сыплющимся на них злобным нападкам, которых они ожида­ли. Молчание они склонны рассматривать как осуждение своей деятель­ности, а всеобщего одобрения боятся как свидетельства о том, что в их сочинениях нет истины.
              Все мы приобрели слишком многое от наклонностей тех, кто дал нам жизнь, и от страстей, которые преобладают в крови нашего рода.

                Тотчас после рождения нас вручают кормилицам, невежественным жен­щинам самого низкого рода, которые вместе со своим молоком передают нам свои заблуждения.    
                Затем нас посылают в школу, куда все дети являются одинаково отрав­ленные суевериями… и то, что можно скрыть от ребенка в разумной семье, он наверняка услышит в школе, где собрано вместе множество детей.
                Мы становимся немногим умнее, но гораздо тщеславнее и самонадеян­нее в университетах, где едва ли можно научиться чему-нибудь, кроме вещей которые всякий должен забыть как можно скорее.

                Советую прочитать:  Айн ал-Кудата ал-Хамадани

                  Университет — самый обильный рассадник предрассудков, наиболь­ший из которых заключается в том, что мы воображаем, будто научаемся там всему, тогда как на деле не узнаём ничего. Мы только с великой самоуверенностью повторяем затверженные нами положения сомнитель­ных систем, а когда кто-нибудь их оспаривает, мы не можем найти ни одного нового слова, ни одного довода, который удовлетворил бы нашего противника или нас самих. Но мы утешаем себя тем, что знаем столько же, сколько наши учителя, которые любят выражаться на варварском жаргоне, лишенном обычно всякого смысла.

                    Главное же искусство, при помощи которого нынче достигают научных степеней, — это умение говорить об обыкновенных вещах весьма необык­новенными словами.

                      Мы часто переносим ненависть к лицам на их мнения и не менее часто — ненависть к мнениям на лица.

                        Я думаю, что погребальные обряды у разных народов и способы уве­ковечивания выдающихся людей могли явиться причиной, породившей веру в бессмертие. К примеру, египтяне бальзамировали своих покойни­ков и в таком виде помещали их в подземные склепы, где они сохранялись в целости в течение тысяч лет. Таким образом, еще до возникновения всякого понятия о бессмертной душе уже было принято говорить, что такой-то находится под землей, что он перевезён хароном (титул должнос­тного перевозчика при похоронах) через реку Ахерон и доставлен к месту блаженного отдохновения в Елисейских полях, как называлось общее клад­бище близ Мемфиса.

                          Очень немногие способны примириться с мыслью о конце своей жиз­ни, и большинство людей скорее предпочтут быть несчастными, чем не существовать вовсе.

                          Самые простые вещи в мире были величайшими загадками для многих поколений; и мы знаем, что весьма трудно найти что-нибудь там, где никому не приходит в голову искать.

                          Советую прочитать:  Джами, Абдурахман Иур ад-дин ибн Ахмад

                          Каждое существо живет разрушением другого.

                            Одно дело — знать истину и другое дело — сообщать ее другим.

                              Платон изгонял из своего идеального государства Гомера, справедливо полагая, что в изображении Гомером жизни богов, люди не столько уве­ровали в последних, сколько искали, в образе их жизни оправданий свое­му поведению.

                                Люди, особенно в наше время, больше всего шумят о том, что они, по их собственному откровенному признанию, менее всего понимают.

                                  Если для одних вы будете ортодоксом, то для других — еретиком.

                                    Чем древнее ложь, тем опаснее. Значит, она глубоко пустила корни…

                                      Опыт учит, что многочисленность противников отнюдь ничего не дока­зывает, когда речь идет об истинности тех или иных положений.

                                        Человечество во все времена одно и то же.


                                          Новые статьи: