Пьер Бейль

Французский философ

Пьер Бейль

Родился: 18.11.1647 г. Умер: 28.12.1706 г.

ДОМИНАНТА ОРИГИНАЛЬНОСТИ:

  • Человек — орешек, который всего труднее раскусить всем создателям философских систем. Он представляет собой камень преткновения и для верных и для ложных взглядов.
  • Страх перед Богом не исправил никакую из человеческих испорченностей.
  • Нет бессмыслицы, в которой нельзя было бы не заподо­зрить ум человеческий.

Мысли

Человек — существо разумное, не спорю, но не менее верно, что он почти никогда не поступает сообразно своим принципам.

    Если все взвесить, то окажется, что утверждать, будто не существует истины, то же самое, что утверждать, будто она существует, но мы вовсе не обладаем средством отличить ее от заблуждения.

      Я знаю, и атомисты не отрицают этого, что два атома отделимы друг от друга, так как представляют собой две разные сущности. Отсюда я за­ключаю с полной определенностью, что, поскольку правая сторона атома не является той же сущностью, что и левая, она может быть отделена от левой. Следовательно, неделимость атома есть химера.
      Если мне снится, чтоя не должен верить снам, то я попадаю в ловушку. Ведь если после этого я не буду верить снам, снам, то окажется, что я поверю сну. А если я буду верить снам, то окажется, что я не верю сну. Кому же не ясно, что в этом случае нужно исключить из числа всех снов тот, который меня предостерегает, чтобы я в сны не верил?

        Ведь верно, что те, кто пренебрежительнейшим образом критикует мыс- ли ближнего, весьма снисходительно относятся к собственным мыслям.

          Человеческая жизнь не что иное, как бесконечная борьба страстей с совестью, борьба, в которой последняя всегда оказывается побежденной.
          Такова болезнь великих умов: они неохотно, признают, что обязаны своими знаниями ближним; они хотят, чтобы думали, что они все почер­пнули в глубинах своего духа и что у них не было другого учителя, кроме собственного гения.
            Философы не лучше могут судить о механизме мира, чем крестьянин о башенных часах. Они знают лишь маленькую часть этого мира, но они не знают замысла его создателя, его намерения, его цели, они не знают, в чем состоят взаимные отношения между частями мира. Скажите кому-нибудь что Земля должна быть круглой для того, чтобы легче обращаться вокруг своей оси. Он вам ответит, что было бы лучше, если бы она была квадратной и вращалась медленнее. Это дало бы на более продолжительные дни.
            Зло и величайшая из неурядиц жизни заключается в том, что в любом веке, какой бы мы ни избрали, среди ста тысяч читателей найдется едва ли трое, способных к здравому суждению, какое необходимо иметь, когда речь идет о книге, где точное и метафизическое рассуждение противопос­тавляется общепринятым мнениям.

              Существуют благородные дела, совершать которые прекрасно и по­хвально не по причине пользы, каковая от этих дел последует, а потому, что дела эти согласны с разумом.

              Советую прочитать:  Руми, Джалал ад-дин Мухаммад 6. Баха ад-дин Мухаммад ал-Балхи

                Те, кто знает, что такое философия, будут вечно изумляться, видя, как в течение веков авторитет Аристотеля до того почитался, что если один из участников диспута цитировал отрывок из этого философа, то человек, отстаивавший противоположный тезис, не осмеливался сказать transeat (опровергаю!) Необходимо было, чтобы он либо отрицал подлинность цитаты, либо по-своему ее истолковывал.

                  Мне представляется вполне возможным, чтобы, оказавшись в большой опасности, обращались к богу с обещаниями и просьбами даже люди, ничего положительно не решившие ни относительно существования бога, ни относительно его несуществования. Однако это состояние почти всех неверующих. Они сомневаются,существует ли бог; они не знают ясно, существует ли он на самом деле; но они не знают ясно и того, что он не существует.

                    Большинство метафор надлежит применять лишь до известного предела.

                      Невежественные люди считают самым правдоподобным предположе­ние, согласно которому те, кто желал господствовать, изобрели религию, чтобы легче было держать народы в порабощении. Но как неразумно так думать! Ибо нельзя ведь предвидеть все те неудобства, какие в будущем может породить хоть какое изобретение! Ну, так как же быть? И разве не сами тираны насмехаются над религией и не они ли не оказывают ей никакого почтения?

                        Я не знаю, можно ли утверждать, что вовсе не существует дерзости, как бы бессмысленна она ни была, которая не учила бы нас истине.

                        Человеку свойственно слишком мало учитывать одни обстоятельства и чрезмерно учитывать другие. Если рано умирает дурной человек, плохой муж, на это вначале обращают внимание, но затем забывают. Если смерть скашивает, как траву, очень порядочного человека, доброго мужа, к это­му относятся с большим вниманием, этого не забывают, память в этом случае является хорошим реестром. Быть может, умирает столько же де­тей в соответствии с желаниями их отцов и матерей, сколько единствен­ных, обожаемых сыновей. Смерть первых не вызывает никакого шума, об этом думают мало, а смерть вторых вызывает тысячи воплей, тысячи раз­мышлений. Кроме того, надо знать, что люди более склонны жаловаться на свою судьбу, чем восхвалять ее, и что они ошибочно воображают в тысяче случаев, что ближние более благоденствуют, чем они…

                        Бесчувствие мертвых скорее выигрыш, чем потеря, ибо таким образом достигается освобождение от несчастий этой жизни. Независимо от того, превосходят ли несчастья этой жизни ее блага, как думали многие, или они только равны друг другу, быть бесчувственным — преимущество, так как нет ни одного человека, достаточно понимающего свои интересы, ко­торый не предпочел бы четыре часа хорошего сна двум часам, заполнен­ным удовольствиями, и двум часам, заполненным неприятностями.

                        Советую прочитать:  Сенека Луций Анней (младший)

                          Чем в меньшей степени вечное блаженство будет являться вознаграж­дением, тем более будет оно отмечено печатью бесконечной доброты.

                          Если предположить, что перводвигатель отсутствует, то создание Все­ленной невозможно.

                          Мне кажется, не ошибаются те, кто считает, что Спиноза запутался в бездне противоречий, так как он не смог понять ни того, что материя вечна и отлична от бога, ни того, что она создана из ничего, ни того, что бесконечный и совершенно свободный дух, создатель всех вещей, смог создать такое произведение, как мир.

                          Мало тех, кто изучил бы учение Спинозы, а среди изучивших мало тех, кто понял бы его и не отверг. Спиноза все время противоречит само­му себе, плохо доказывает то, что он должен доказать, не дает доказа­тельств там, где они требуются. Он непоследователен в своих заключени­ях, он, может быть, единственный, кто свел божество к убожеству.

                          Существуют правила рассуждения, не зависящие от воли человека. Правила силлогизма справедливы и истинны не по той причине, что людям понравилось установить их. Правила силлогизма справедливы и ис­тинны сами по себе, и всякая попытка ума человеческого выступить про­тив сущности этих правил и их атрибутов была бы тщетной и смешной. Софист может сколько угодно путать эти правила и нарушать их, его все равно принудят подчиниться законам рассуждения, он не сумеет откло­нить решение их суда. И если его доказательства не согласуются с прави­лами силлогизма, он будет без всякого снисхождения осужден и покрыт позором.

                          Каждый располагает словарем по своей прихоти, начиная с того, что выдвигает положение: я прав, а вы заблуждаетесь.

                            Даже для величайших философов вопрос о природе бога был темным.

                              Пункт, в котором совпадают мнения всех людей, можно найти без тру­да при условии, что мы удовлетворимся общим утверждением: бог сущес­твует, бог создал мир, бог управляет миром и определяет исход собы­тий… Но начните расширять перечень утверждений о боге и вы увидите, как начнет разрастаться несогласие.

                                Истинное средство победить разум есть познание того, что если он способен изобрести возражения, то он не способен найти их разрешение, и, коротко говоря, не разумом утвердилось Евангелие…

                                  В мире больше зла, чем добра.

                                    Лучшие доказательства, приводимые в пользу свободы, — это те, кото­рые утверждают; что без нее человек не мог бы грешить.

                                      Мораль дает общие принципы поведения, оставляя без внимания кон­кретные обстоятельства.

                                        Во многих случаях человек выглядит еретиком лишь из-за его манеры выражаться. Уберите некоторые слова, выглядящие чересчур одиозно, употребите вместо них другие слова, имеющие то же самое значение, но не такие резкие, и ваша репутация еретика превратится в репутацию ис­тинно верующего. Печатание вашего труда больше не будет запрещаться, будет разрешено его распространять.


                                          Похожие статьи: