Ибн ал-Фарид, Шараф ад-дин Умар б.Али Абу Хафс ал-Мисри ас-Саади

Крупнейший арабский поэт-мистик

Ибн ал-Фарид, Шараф ад-дин Умар б.Али Абу Хафс ал-Мисри ас-Саади

Родился: 1181 г. Умер: 1235 г.

ДОМИНАНТА ОРИГИНАЛЬНОСТИ:

  • Старайся оберегать сердца, покрывай недостатки людей и веру за этот мир не продавай!

Мысли

  • Ни одно наказание не будет более суровым для духа, чем невежество: последнее есть полный самообман.
  • Тот, кто поклоняется Богу как солнцу, воспринимает Его (Бога) в виде солнца. Тот, кто почитает Бога в живом существе, принимает Его за живое существо. А тот, кто Его видит в неживом предмете, почитает Его за неживой предмет. Не надо следовать только за какой-нибудь верой, поскольку по этой причине вы теряете веру в другие предметы. Бог, который находится всюду и всемогущ, не ограничивается только одной верой. Как гласит Коран: «Куда ни обернёшься, всюду сияет лик Аллаха». Все молятся тому, в кого веруют. Бог его наличествует в его собственной природе, и когда он молится Ему, возносит самого себя.
  • Сердце — полированное зеркало, состоящее целиком из поверхности, которая никогда не ржавеет… Когда сердце вплотную занято познанием причин материального мира и таким образом отвлекается от познания Бога, такое внимание к чему-либо помимо Господа и представляет собой ржавчину на поверхности сердца. Она мешает покрытому ею сердцу открыть Истину, ибо Божественное присутствие постоянно обнаруживает себя, и невозможно представить, чтоб оно было когда-либо скрыто от нас. Далее, когда такое сердце не принимает Божественного присутствия путём похвального обращения к религиозному закону, потому что оно приняло что-то иное вместо него, то об этом ином говорят как о «ржавчине, покрове, слепоте, замке, коросте».
  • Экстаз не бывает при бесконечном поминании, волнении страха, упреках в ошибке, разговоре о благодеяниях ушедшего, покаянии в содеянном, привлечении к состоянию, призыве к должному или беседе о тайне; это встреча явного с явным, скрытого со скрытым, отсутствующего с отсутствующим, тайны с тайной, извлечение того, что должно быть у тебя с тем, что у тебя есть, из того, к чему ты стремился. Это суждено тебе, так как это от тебя, и утвердится для тебя движение без движения и упоминание без упоминания, так как Он есть начало благ и распорядитель, и к Нему восходят все повеления.
  • Бог не даёт молящемуся ничего, что не вытекает из его сущности.
  • Обыкновенный влюблённый поклоняется вторичному явлению. Я люблю Реальность.
  • Люди считают, что шейх должен творить чудеса и являть озарённость. Однако единственное, что требуется от учителя, — это обладать всем тем, в чём нуждается ученик.
  • Моё сердце может принять любой внешний вид. Сердце меняется в соответствии с изменением внутреннего сознания. Оно может предстать в виде луга с газелями, монастыря, храма с идолом, Каабы — цели паломников, скрижалей Торы для определённых наук, дара аятов Корана. Моя обязанность — вернуть долг Любви. Я свободно и с готовностью принимаю всякую ношу, возлагаемую на мои плечи. Любовь подобна любви влюблённых, с той разницей, что вместо любви к феноменам моя любовь — к Сущности. Такова моя религия, таков долг, такова вера. Назначение человеческой любви — явить любовь возвышенную, истинную. Именно эта любовь является сознательной. При той, другой, человек теряет осознание себя.
  • Суфий, познавший высшую Истину, действует и говорит, учитывая понимание, ограничения и господствующие скрытые предубеждения своих слушателей.
  • Для суфия поклонение означает знание. С помощью знания он достигает видения.
  • Суфий отбрасывает три «я». Он не говорит: «для меня», «со мной» или «моя собственность». Он не должен ничего приписывать себе. Нечто скрыто под недостойной шелухой. Мы устремляемся к меньшим явлениям, пренебрегая наградой, ценность которой безгранична. Способность истолкования означает, что человек способен читать то, что сказано мудрецом, двумя совершенно различными способами.
  • Полная луна взошла в ночи чёрных волос, и нарцисс черноты глаз оросил розу. Она — красавица, и самые прекрасные женщины оказались бы посрамлёнными ею, и сияние её ярко светит и при луне. Если она даже проникает в сознание того, кто мысленно её порочит, то как же может увидеть её глаз? Она — видимость, которая исчезает, когда мы думаем о ней, и она слишком прозрачна, чтобы быть видимой глазу. Она — радость, и всякого, кто горит любовью к ней, она выводит из рода человеческого, Опасаясь, что её чистая сущность будет запятнана грязью из водоёма. Она превосходит своим сиянием горный хрусталь, и форму её нельзя сравнить ни с какой другой. Под подошвами её ног находится залитый огнём небесный свод, а венец её выходит за пределы небесных сфер.
  • У каждого человека обязательно есть некое представление о Господе своём, в соответствии с которым он к Нему обращается и желает увидеть Его. Если Бог так и проявляется ему, он Его узнаёт, если проявляется иначе, он Его отрицает и бежит от Него, спасаясь; так дурно поступает он по отношению к Нему, думая, что поступил благопристойно.
  • Увидеть скрытый смысл — значит узреть Бога в вещах, Бога в мире. Потому и можно «свидетельствовать» (интуитивно созерцать) Божественную сущность.
  • Бог описал Себя атрибутом умилостивляющего дыхания. Если есть какой-либо атрибут, значит, у носителя его найдешь всё, что тем атрибутом обусловлено: и вот, знаешь ты, что дыхание от дышащего неотъемлемо.
  • Бог никак не может быть увиден вне материи: Он по Своей само сущности не нуждается в мирах. Это невозможно, таким образом, и нет свидетельствования Бога иного, как в материи.
  • Познание — есть постижение сердцем. От природы сердца всегда чисты, отполированы и ясны. Каждое сердце, в котором Божественное присутствие проявляет себя, есть сердце очевидца.
  • Всё в мире подчинено человеку, однако об этом знает только тот, кому дано знать об этом, то есть совершенный человек. Этого не знает тот, кому не дано знать об этом, то есть животный человек.
  • Тварям было сообщено о Божественной личности, владеющей тайной, которую они ищут, и знанием, которое они стремятся приобрести. Бог сделал её Полюсом для них, вокруг которого вращается их сфера, и правителем, благодаря которому стоит их государство… От неё к ним перешло знание, власть и тайны бытия, которые не охватит никакая книга.
  • Господь даёт сердцу готовность к восприятию, за-тем снимает занавес между собой и своим рабом, и тот видит Его в образе, созданном его верой, а Бог есть сущность веры. Ни сердце, ни глаза не видят ни¬чего, кроме образа своей веры в Бога. Бог, существующий в вере, есть тот образ, который вмещает сердце. Этот Бог является сердцу, и оно узнаёт Его. Глаза видят лишь Бога, существующего в вере… Воистину нет предела, у которого прекратились бы теофанические образы, как нет конца познанию Бога для познающего Его.
  • В том из нас, кто постиг Бога в совершенстве, Его образ проявляется в большей степени, чем в ком-либо другом… Бог становится его слухом, взором, всеми его силами и членами. Отношение такого раба к Божественному бытию ближе, чем отношение других рабов…
  • Экстаз — это снятие покрывала, созерцание наблюдающего, приход понимания, наблюдение отсутствующего, беседа с тайной и дружба с утерянным, и это само исчезновение тебя самого.Экстаз есть первая стадия избранности, это доказательство правдивого уверования в отсутствующее; когда они вкусили его и в их сердцах распространился свет его, у них исчезло всякое сомнение.
  • Всё гибнет, кроме лика Его.
  • Знай, абсолютное Бытие, или Бог, подобно безграничному океану, в то время как конкретные вещи и индивидуальные бытия — бесчисленные волны или реки… Волны и реки отличаются от океана тем, что они определённы и специфичны. Но они не отличны от него в смысле своей субстанции и реальности…
  • Ангелы для мира суть то же, что для человеческого существа силы духа и чувств, из коих каждая закрыта сама собой, считает себя наилучшей и думает, что может занять при Боге любое высокое и почётное место благодаря своей божественной совокупности. Всякий познаёт о Боге лишь то, что дано его собственной само сущностью.
  • Бог придал Себе атрибуты довольства и гнева и создал мир страшащимся и ищущим, страшащимся Его гнева и ищущим Его довольства.
  • Бог в каждом сущем в мире настолько, насколько того требует его истинная сущность.
  • Бог не проявляется одним и тем же образом дважды.
  • Бог определяем всеми определениями, и формы мира не поддаются упорядочению и не могут быть объяты, и определения каждой из них познаваемы лишь в меру формы познающего, каковая дана ему.
  • В каждом почитаемом почитается только Бог.
  • Кто видит Бога из Него, в Нём и оком Его, тот ведающий; кто видит Бога из Него, в Нём и оком своим, тот — не ведающий; а кто не видит Бога ни из Него, ни в Нём, ожидая, что увидит Его оком своим, — тот невежда.
  • Бог проявляет Себя в каждом дыхании и не повторяет того, что было уже проявлено… Каждое проявление влечёт за собой новое творение и устраняет прежнее.
  • О мире известно столько же, сколько известно о тени, и неведано о Боге столько же, сколько неведомо о человеке, эту тень отбрасывающем.
  • Бог явлен во всяком Творении: Он — явное во всём, что доступно пониманию, и Он — скрытое от понимания всех, кроме понимания того, кто утверждает, что мир — Его форма и Его оность. Он — имя явленное, и в то же время по скрытому смыслу Он — дух явившегося, а оттого Он — скрытый.
  • Гностики и гнозис характеризуют человека, которому Бог позволил свидетельствовать себя, и гнозис есть его состояние, причём все мистические состояния оказывают на него свои действия. Знающий и знание характеризуют того, которому Бог позволил свидетельствовать Свою божественность и Свою сущность, и его состояние есть знание, причём другие мистические состояния на него действия не оказывают.
  • Миропорядок в самом себе построен на нечётности, коя обладает тройственностью, ибо она — от троицы и выше, ведь три — первое из нечестных чисел. От сего Божественного уготовления и произошёл мир.
  • Совершенный среди ведающих тот, кто видит в любом почитаемом некое проявление Бога, в котором Ему поклоняются.
  • Окрик и угроза размягчают жестокосердного так же, как огонь умягчает железо.
  • Терпение означает удержание души от жалобы иному, кроме Бога.
  • Видение Бога в прекрасной женщине — самое совершенное.
  • Он (Бог) прячется за покрывала темноты, кои суть природные тела, и покрывала света, кои суть тонкие духи, ибо мир сделан из тонкой и грубой материи.
  • Вся реальность от начала до конца исходит от одного только Бога, и к Нему она возвращается.
  • Возвращение к Единому осуществляется совершенным человеком, который рассматривается как венец Божественного творения, его завершение. Он по отношению к миру то же, что драгоценный камень в кольце-печатке.
  • Чувственно воспринимаемые вещи являются вол-нами того Моря, которые появляются на Его поверхности. Если рассмотришь ту Истину со стороны её сущности, то скажешь, что это Истина, а когда наблюдаешь со стороны её имён и атрибутов, можешь сказать, что это творение или мир. Поскольку по своему проявлению Истина многообразна и многочисленна, то она — мир; однако в аспекте единственности её сущности Истина — не мир. Эй, путник, установи связь по сущности между Богом и миром и скажи, что Бог есть мир, или рассуждай по различию и множественности и скажи, что Бог — не мир.
  • Действительное бытие — это есть Бытие, которым проникнуты формы вещей. И если рассмотреть это со стороны его единственности, то оно — Истина, а если в аспекте воплощённости его в формах вещей, то оно — мир многообразных вещей.
  • Знай, что любовь имеет три разряда: природная любовь, цель которой — соединение в животной душе; духовная любовь, цель которой — соединение с возлюбленной и слияние с любимой Истиной; божественная любовь — это любовь Бога к рабу Своему и любовь раба к своему Господу. Он любит своих рабов, и они любят Его, конечная цель этой любви = взаимность. Раб усматривает своё бытие как место проявления Истины. Здесь она проявляет себя словно как душа в теле. После чего раб становится любимым для Истины. Любовь не имеет пределов и ею же познаётся Первосущность.
  • Красота наличествует во всех вещах, посему мир красив. И Всевышний действительно Сам красив и любит красоту. Тот, кто любит красоту, любит и Красивого, и тот, кто любит Красивого, любит и мир.
  • Вера содержит ту Истину, форму которой приняло сердце и которая открылась сердцу, чтобы быть им познанной. Глаз видит лишь истину своей веры; различие верований не тайна. Тот, кто привязывает Бога к какой-либо вере, отрицает Его в любой вере, отличной от той, с которой он Его связал, и утверждает Его в вере, с которой он Его связал в Его манифестации. Но тот, кто освобождает Его из связанности, тот вовсе не отрицает Его, но утверждает Его в каждом обличье, в которое Он превращает себя.
  • Если человек откровения должен увидеть объект раскрывающий ему знание, которого он не имел раньше, или дающее ему нечто, чего у него не было этот объект есть его собственная сущность, и ничто иное. Так с дерева своей личности он собирает плоды своего знания так же, как его образ, стоящий перед гладким зеркалом, есть не что иное, как он сам.
  • Любой человек иллюзией творит в своей силе воображения то, что вне оной не существует; таково общее состояние вещей. Знающий не отворяет энергией то, что обладает бытием и вне вместилища энергии.
  • Знание не даёт распоряжаться энергией. Чем выше знание человека, тем меньше он распоряжается энергией.
  • Жалеть рабов Божьих и сострадать им ближе к промыслу Божьему, нежели проявлять рвение и пыл во имя Божье.
  • Есть для ума граница, у коей остановится он.
  • Знание миропорядка зависит от свидетельствования, а отнюдь не от результатов теоретизирования.
  • Основа — движение мира из небытия, в коем он покоился, к существованию; потому и говорят, что миропорядок — движение от покоя.
  • Одни из учёных знают, что всякое движение вызвано любовью, других же ослепляет ближайшая причина, ибо она определяюще воздействует на состояние и захватывает душу их.
  • Руководство — это когда человек идёт правильным путём к растерянности и познаёт, что миропорядок — стремительный водоворот, а стремительный водоворот — это беспокойство и движение, движение же — жизнь.
  • Вместивший Бога уже не тесен для Творения.
  • И ведь самое удивительное, что человек пребывает в восхождении к Богу постоянно и не чувствует того.
  • Проявление Бога таково, какова подготовленность твоя; благодаря ей происходит постижение вкушением. Относительно сего знай, что постигаешь ты всегда в соответствии со своей подготовленностью. Так именно и видишь ты тобой испрошенное; если не увидел ты его, то должен знать, что нет у тебя нужной подготовленности.
  • Всякой вещи в мире поклоняются лишь после того, как облачится она в глазах своего поклонника в облачение высокого положения и явит в сердце его высокую ступень.
  • Есть те, кто знают, а есть те, кто не знают. Так что Бог не хотел направлять всех. «Не знают» те, кто не доходит до сути, останавливается на форме… В то время как человек тонкого понимания — ныряльщик, который ищет перлы мудрости, — знает, как определить, по какой причине Божественная Истина облечена в форму: он оценивает «одежду» и материю, из которой она сделана, и узнаёт всё, что она прикрывает, достигая тем самым мудрости, остающейся недоступной тем, кто не обладает знанием такого порядка.
  • Раб является Богу в меру той формы, в которой ему проявляется Бог.
Советую прочитать:  Бхагаван Шри Раджниш


Похожие статьи: